Вот вы о чём-то сразу забыли. Как о незначительном. А другому тот случай врезается в память, бережно хранится. И когда-нибудь, через много-много лет, звучит в «вечере воспоминаний». На юбилее папы племянник вспомнил, как малышом залезал на спинку кресла и щёлкал меня по спине подтяжками. И что (как и я) восхищался размером дедушкиной ладони. Сестре почему-то вспомнилось, как я на семейном празднике незаметно от старших подлил им с подружкой водки. Ну и я подхватил. На таком же застолье в Рязани, когда разрешённая рюмка закончилась, тётушка незаметно для остальных плескала мне «Слынчев бряг». 

Оно, конечно, и с малечку — смотря к кому в гости. К примеру, к Митьковым с удовольствием. Хмурый, басовитый, инвалид на костылях, деушкин племянник дядя Коля. У него звонко коптящая «инвалидка» с ручным управлением, сад с яблоками и хобби — копилки из плекса в виде домиков. В максимальной комплектации — это ещё и двор, огороженный заборчиком и колодец — журавель. А ещё у дяди Коли жена тётя Надя. Радушная, круглолицая, с уложенными вокруг головы на украинский манер косами. Наверное, она украинка и есть. Чего ж не сходить к ним в гости на праздники, если там всегда полно детворы? Мальчишки так себе… Но есть моя ровесница Олечка, внучка дяди Коли и тёти Нади. И немного постарше чья-то дочка Лена. Та любит устраивать нам диктанты и вообще командовать, типа, учительница. Блин, у меня ж тогда мелькнуло, что «майор» надо с «й». Но написал «маёр». Схлопотал тройбан. Хоть Лена и похвалила, мол, для второклассника, который «майоров» покамест не проходил… А ещё дядя Витя по нашим настоятельным просьбам показывал «кладбище». Выдувал дым папиросы в обратную сторону, через примятый мундштук. И укладывал его толстым слоем себе на брючину. Потом, в институте — а в то время курили кто что найдёт — я попробую выдуть из беломорины «кладбище». Ну… так себе выйдет. Но дым в обратную сторону — это дааа. Как из паровоза. Конечно, в такие гости вприпрыжку.

Читать далее

Дедушка Вася

И снова органайзер телефона напомнил: в этот день 1988 года не стало моего рязанского деда Васи. Василия Гавриловича. Помню, как позвонила мама и к концу фразы разрыдалась. Не потому ли он на днях мне приснился?

Читать далее Дедушка Вася

Так они его и звали

Соболев, понятное дело, — Соболь. Воля и так коротко. Батрутдинов — Батруха или Батр. Харламов — правильно, Харла. Бебуришвили — Бебур. По той же логике  Джваршеишвили — пацан из параллельной группы — должен быть каким-нибудь Джваршем. Но Маринка Пономарёва придумала лучше: Швили.

В школе у меня был такой

Видите, вдоль всего стола под крышкой планка? Если стол вплотную к стене, то за этой планкой получается секретный отсек. Там лежал мой дневник. Не школьный, настоящий. А на первом курсе добавилась пачка «Бонда». Катя с Моной приходили, поздравили с прошедшим днём рождения. Дескать, курение не одобряем, но вот… Хорошо хоть при маме не вручили. А то я это дело не афишировал. Причём, весьма успешно. При мамином-то обонянии и ни разу не спалиться! «Бонд» потихоньку скурил. Хоть он мне и не нравился. Но времена были такие — дефицитные.
письменный стол

Старый портфель и другие

Картонный ящик, разваливаясь под ударами ножа, выронил на пол пачку листовок к каждому из 48-ми пакетов физраствора. Ну да, разве ж медсестрички — а на ящике чёткий штемпель «для стационаров» — без инструкции сообразят, как им пользоваться? Мелькнула ассоциация: в портфель бы. И поспешил ухватиться за свободные уши.

Читать далее Старый портфель и другие

А тогда было весело

В «Одноклассниках» написала Евгения, редактор будущего (какого уже по счёту?) фильма про Жигунова. ВГТРК планирует перемежать рассказ о жизненном пути артиста интервью с его одноклассниками, повествующими «о веселых, добрых случаях» школьной поры.

Читать далее А тогда было весело