Путь в «Янтарный», забрать пакетики «Хадо», доверил Яндекс Навигатору. Я и через посёлок-то лишь пару раз проезжал. А ещё ж надо было найти улицу Ландышевую. На обратном пути скомандовал Алисе: «Маршрут до точки «ДОМ»». Просто, чтоб выехать из «Янтарного». А дальше путь знакомый. Это ж авторынок «Алмаз».

Читать далее

Бывают же люди!

Заказал в интернет магазине капли от клещей кобеликам на будущий сезон. Оптово-розничная база ветпрепаратов «Велес». Дешевле, чем у других. Заказ от пятисот рублей. Что из дома, что с работы — недалеко. По Шолохова, за аэропортом. Ещё и терминал, чтоб платить картой. Кстати, MCC терминала аптечный. И если у вас на какой-то из карт («Польза» Хомяка, «Black» Тинька…) в этом месяце среди льготных категорий выпали «Аптеки». То вернется 5% каши.

Читать далее Бывают же люди!

По-моему, вполне себе приятно — и уж во всяком случае не напряжно — взять трубку. И поднятым вверх пальцем утихомиривЯ застольный гвалт пришедшей поздравить тебя с днём рождения компании, односложно благодарить в трубку: «Спасибо! Спасибо! Ну дак… Ага. Спасибо!».

Читать далее

Мука, соль, вода

   Лето, жарко… Нет, кушать, конечно же, хочется. Но когда жена начинает перечислять своё традиционное меню, морщу нос: надоело. Её это бесит. Ну как же… она уезжает на несколько дней на дачу — я буду голодным. Словно в «Ермолино» закончились хинкали, в «Магните» — колбаса и «Доширак», а пиво мужчинам старше пятидесяти пяти больше не наливают. Она начинает настаивать. И от, греха подальше, нужно определиться. Желательно,поскорей и из того, что я таки буду есть.
В этот раз ляпнул: «Шаурма». Вообще-то пошутил. Но жена приняла всерьёз. Перешучивать не стал. Пошёл, купил три цыплёнка, майонез и два пакета с армянскими тонкими лавашами. Зелёная упаковка была только одна. Присовокупил коричневую «от Бадалова». Выслушаю, конечно, что лаваш из коричневой промокает и разваливается. Ну что ж поделать, если в зелёных упаковках разобрали. А хлебный ларёк на углу рынка — где лаваши из соседней пекарни продают поштучно, листами — уже закрыт.
Жена промолчала. Сорвалась на другой день, когда поставила передо мной штабель рулетов с курицей, майонезом, луком и острой капустой. В этот раз раскисли лаваши как раз из зелёной упаковки. Да неее, я прекрасно помню два скандала, когда слабо отпирался, дескать, ну одно ж и то же: армянский, из бездрожжевого. Мука, соль, вода. Они, вон, и с виду, как близнецы. Ну ладно, ладно… Теперь только в зелёных.
Да не мог я перепутать. И всё же «свёртки» в лавашах из коричневого пакета «от Бадалова» лежали, не подавая вида, что в них есть что-то жирное и мокрое. А вот лаваши из зелёного пакета… Ой, ну съем я и эти. Подумаешь, проблема. В руки не взять — почикаю ножом и возьму столовую ложку.
Нет, я понимаю, жена старалась. Хотела, 
чтоб как на картинках в «О вкусной и здоровой». Сам перфекционист. Блин, ну не мог я перепутать. Не вышло бы в следующий раз, что притащу в коричневых и развалятся теперь они. А я снова получу втык: » Говорила же, в зелёных! Только в зелёных! Никогда ничего не помнишь!» Тем более, что сейчас выбирал в «картинках» Яндекса фотку. И выяснилось, что и в зелёной упаковке лаваши тоже «от Бадалова». Те же мука, соль, вода.

Читать далее Мука, соль, вода

Рязанская тётушка — а других у меня и нет — заранее перевела денежку, чтоб поздравить мою сестру с пятидесятилетием. «Купи тортик». Сегодня зашёл в «Золотой колос», выбрал «Магию ночи». Понимая, что пожилым всё любопытно, скачал с сайта описание тортика и фотку в разрезе. Вечером сфоткал всех вокруг юбиляра с тортиком в руках. Типа, спасибо за поздравление. Добавил фотку чека из кондитерской — ну вот такой я пендитный. Скинул отчёт Вотсапом. И сдачу вернуть не забыл. В ответ приходит возмущённое, без смайликов. Мол, она «всего лишь тётка, а не финансовый инспектор». Вот скажите, ей есть на что обижаться? А мне? 

У вагоне

Теперь знаю — вот сейчас посмотрел — и что это какой-то Николай Трубач, и как правильно… А раньше заскочит на язык самое клёвое место — где в припеве с минора на мажор. И ходишь, вертишь тихонько четыре строчки: «Только пя-я-ять ми-нут. Осталось пя-я-ять ми-нут. На перроне…». И почему-то — ну, наверное, рифмы ради — «у вагоне».

Читать далее У вагоне

Мы отучим вас жаловаться

Пожаловался через Госуслуги в Администрацию. Ну или предложил перенести пост гаишников с крутого подъёма чуть дальше, на место поровней. Дескать, там знак «проезд без остановки запрещён». Ну и вдруг заглохнешь, тормоза плохие, покатишься задом… Хорошо, если кому в морду. А если желающих не окажется, так помчишь, как с лыжник с трамплина. Только задом.

Читать далее Мы отучим вас жаловаться

Вот вы о чём-то сразу забыли. Как о незначительном. А другому тот случай врезается в память, бережно хранится. И когда-нибудь, через много-много лет, звучит в «вечере воспоминаний». На юбилее папы племянник вспомнил, как малышом залезал на спинку кресла и щёлкал меня по спине подтяжками. И что (как и я) восхищался размером дедушкиной ладони. Сестре почему-то вспомнилось, как я на семейном празднике незаметно от старших подлил им с подружкой водки. Ну и я подхватил. На таком же застолье в Рязани, когда разрешённая рюмка закончилась, тётушка незаметно для остальных плескала мне «Слынчев бряг». 

Между прочим

В 1949 году, в годы правления И.В. Сталина СССР вышел из состава ВОЗ, вернувшись туда лишь после 1955 года, уже при Хрущеве. Последовав нашему примеру, в 1949-1950 гг. из организации вышли Албания, Болгария, Чехословакия, Венгрия, Польша и Румыния. По причинам, сходным с озвученными тогда представителем СССР, замминистра здравоохранения Николаем Виноградовым: 1) слишком большие расходы на административный аппарат ВОЗ; 2) несоответствие деятельности ВОЗ уставу и задачам этой организации

Читать далее Между прочим

Вчера хотел купить рулон оцинкованной сварной сетки. Но выяснилось — хорошо, не поленился позвонить — что это в субботу «Сеткофф» работает до 14-ти. А воскресенье — так и вообще выходной. Но уже ж намылился. Ну и поехал в Леруа, купил несколько секций кладочной сетки. Чуть ни в три раза дороже, чем присмотренный на «Сеткофф» рулон. Правда, проволока толще. Зато чёрная, не оцинковка. И вот копаю вдоль дачного забора. Отбрасываю «заплатки» из оконных решёток, крышек кастрюль и деталей корпуса газовой печки. Наращиваю сгнившую в земле рабицу. Перекрываю лазы, устроенные предводителем стаи ничейных Рыжим. (Ну и наши не брезговали заглянуть к соседке.) А с кучи свежей земли наблюдают Лео и Веня. Одобрительно машут хвостами.