Обнялись на прощанье, сказал «пока» ещё спящей внучке и поехал на работу. Ехал и опять себя жалел. Ну конечно они будут приезжать. Но такими же урывками, на несколько дней. Да понимаю я: работа, школа, отпуск… 11 часов езды, хорошо хоть теперь на машине.  Всё понимаю. Приезжать  всякий раз отмечая, что мы ещё постарели. Это ведь только когда родители рядом, они «вечные». Ну старенькие, конечно, но вроде в одной поре. И мы-дети обманываемся, мол, всё можно отложить. Отдавая предпочтение барахтанью в жизни своей. Ведь можно и завтра, а лучше на выходные… Вот второй раз Артём не проведал дедушку Толю. Ну да, приезжал всего на два дня. И к дочке нужно, и отдохнуть после дороги, и перед дорогой… А будет ли у папы следующий приезд внука? Дождётся ли внука бабушка Валя? Ей, конечно, уже спешить некуда. Но язык не поворачивается сказать: «Надо бы на кладбище…» Не откажется. Но тогда за счёт чего-то другого. Вроде как тоже важного. А там ещё ж и Алла с Сашей, которые тоже любили внука. И прабабушка Шура тоже. Лёня правнука не застал.  Блин,  тут ещё этот «Високосный год» играет… «Он приносил по выходным ей сладости. Читал в её ладонях линии…» Чччёрт. И так-то всегда цепляет… Или это: «Мы могли бы служить в разведке. Мы могли бы играть в кино…» Такое печальное, такое близкое… Тоска. Ничего, сейчас начну бодрым тоном «здасьте-здрасьте», потом что-то сломается… Вечером, конечно, опять нахлынет: пусто, невыключенный роутер, в холодильнике начатые торты и коробка пирожных «Золотого колоса»… Среда. Жену с Веней и Кирой везти на дачу. А завтра полынья в рутине, прорванная приездом, уже начнёт затягиваться. И побредём себе дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.