Мамы о нас

                  всегда думают лучше, чем мы есть на самом деле.

Гуляем с Веней, докладываю новости маме по телефону. И тут с балкона пятиэтажки начинается «убери собаку». Я к чужим клумбам отношусь с уважением. В цветы собаку не пущу. Только если это просто «трава, трава у дома». И то на шажок-другой от тротуара. И при натянутом поводке. Чтоб было понятно: мне это не нравится. Нюхнул быстренько и назад.

Так что я и к претензиям, в принципе, с пониманием. Попросили — молча уходим. Но мы ж ни левитацией, ни телепортацией… По щелчку в воздухе не растворимся. Нужно чуточку подождать. И нормальные ждут. (Да нормальные и не скажут ничего.) А есть любители поговорить. Тем более, как известно, балконы к тому располагают. Для таких собака — просто повод наехать.

Вот и это мурло — харя шире моей — возмутилось нашим молчанием. Стал призывать к полемике: «Слышь?! Я тебе говорю! Ты! Убирай нахер свою собаку! Эй!»

Я и вступил. На понятном таким языке. Пообещал кирпич в жбан. И Веня меня поддержал. А телефон был на громкой связи. Когда договорили с мамой, перед отбоем услышал, как она папе: «Олег матом так ругается». Не то чтоб с осуждением. Скорее, как «ну чё, нормальным оказался». Это я впервые при маме. Она потом сказала, мол, думала, что я у них такой культурный. Матом ни-ни. Так она и про то, что долго курил по-взрослому узнала лишь когда уже бросил и сам раскололся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.