Когда-нибудь встретимся

Наконец звучит: «Веня, сейчас я тебя выведу». Кутерьма с котом замирает. А я пытаюсь «подклеить» продолжение сна, заново прокручивая последнее из увиденного.

В этот раз всё неожиданно получалось. Почти уверенно вёл велик через дворы. Странно: вроде ж Ленинград, а как у нас. Не компактные «колодцы», а со степным размахом бестолково расставленные по двору разноэтажные постройки. Потрескавшиеся фасады, местами и вовсе лишившиеся штукатурки. Сбившиеся в кучку сарайчики, остатки забора. Древние заросли то ли кустов, то ли вросших по пояс деревьев. Я знаю куда иду.

Вот сейчас за поворотом асфальтовой тропинки покажется двухэтажный, подстать двору, домишко. Ну а в нём-то я уже точно найду.

«А вы, собственно, что здесь делаете?» Это мне? Ну да. Свиду обычный прохожий оказался бдительным гражданином. Что-то в этом парне неприятное. Ну, помимо вопросов. Какая-то хватка. А так парень и парень. Смуглый, невысокий симпатяга. Вот только напористость. Наверное, он и руки крутить умеет.
— Я к друзьям. (И тут же забываю их фамилию.) Вот в этот дом. Паспорт показать?
— Ну зачем сразу и паспорт? Пойдёмте, убедимся.

Что особенно неприятно, похоже, парень и сам-то не местный. Но инициатива за ним. Стало быть, я подозрителен и для местных бабушек. Такова человеческая психология. Тебя облили, ты и отмываться будешь. И если я как бы для всех пока ещё и не плохой. Но зато парень уже хороший, почти свой.

Бабушки… Да их так и не назвать. Бабушки — это когда в косыночках, со старческими истончившимися дребезжащими голосками. Типа, как в песнях «Ивана Купала». А тут дамы. Красивая старомодная речь. Низкие театральные голоса. Манеры, стать, чувство юмора. платочки и броши…

И минимум подозрительности. К Баженовым, значит к Баженовым. Они сегодня что-то на кухню ещё не выходили. А этот неприятный уже куда-то исчез. О чём бабуш сударыни ничуть не сожалеют. А мне на ум приходит, что неплохо бы как раз у него проверить документы. Вот так, кстати, нас и берут тёпленькими. Неожиданно гаркнут «кто таков?!» Ты и растерялся.

Пока сударыни отправились на поиски моих Баженовых, увидел, что ослабло крепление руля велика. Подтягиваю без инструмента. Два винта имеют на теле резьбы двух разных диаметров. Аналогично с отверстиями и у пружинистых, свёрнутых кренделем металлических полосочек, которые вместо гаек. Получается как бы подпружиненный крепёж. Это я придумал?

Обещанное «сейчас выведу», как обычно, затягивается. Веня загоняет Тиграна то под диван. то письменный стол. Один рычит, другой пищит. Когда пёс решает умыть меня в третий раз, я понимаю: к Баженовым снова не попадаю. Распахиваю дверь в кухонное спокойствие. Туда, где аромат кофе, дымок сигареты в открытое окно и правая нога на батарее отопления. «О! Ты уже встал?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *