Сидим с папой в субботу, играем в шахматы, смотрим, как «Урал» прижимает «Ростов». И полное ощущение, что сейчас из больницы позвонит мама. Как обычно спросит, какой у нас счёт, не звонил ли Артём,

Читать далее

Но наушники таки куплю

В машине радио вещает. Но машину везде с собой не возьмёшь. На работе и без машины шумно. И с Веней гулять нужно исключительно пешком. Короче… Нет, вы не подумайте, что мне упёрлось хоть что-нибудь да прикупить. Хотя, в психотерапевтическом эффекте от покупок — эдаком баловстве себя — я уже не сомневаюсь.

Читать далее Но наушники таки куплю

Повезло

Как большинство «не работает» в электротехнике — это плохой контакт и сгоревший предохранитель. То есть не нужно сразу в дебри. Осмотри питание. Так и в электронике начинай с перезагрузки.

Читать далее Повезло

Рецепт долголетия

Новый год, отпуск, «скорее бы весна» — оно, конечно, тоже… А «вот закончу школу…» так и вовсе несчитово. Главное зло — это зарплаты и пенсии. Вот ежемесячный кнут жизни. Вот чем мы сами же её и подгоняем. А потом, глядь: ой, промчалась. Да будь у нас по мешку достаточно денег, стали бы мы торопить: «скорее б восьмое»? Пожизненно делать себе инъекцию этого ускорителя. Достойные зарплата и пенсия — вот ресурс увеличения продолжительности жизни нации. А не медицина. Медицина не продлевает жизнь, а помогает её тянуть. Большая разница. 

А ещё бесит

Фыркнет: «Ну, не знаю… Вы первый, кого это не устраивает». И смотрит на тебя, как на идиота. Лыбится.

Или вот это, модное сейчас, «я вас услышал». Да моя же ж ты деловня… 

Наверное, мы всё-таки обеспеченные

Ну коль прошло месяцев семь, а тёщина квартира до сих пор не сдана. Ремонтируем по мелочи. Ни шатко, ни валко. Сами знаете, то одно, то Новый год… Жена вбухивает в оплату коммуналки почти всю пенсию. Материалы? Не, это особо не напрягает. Что-то осталось, что-то обломилось на халяву… И как бы почти всё готово. Вот только створку балконной рамы навесить, петлю приварить… Ага, застеклил-таки. Приделал к уголкам рейки, как предложила жена. Навесить створку, переставить в прихожую холодильник, на всякий случай пошурудить в лежаке канашки, лампочки в люстре поменять… И вроде всё, давай объявление.

Читать далее Наверное, мы всё-таки обеспеченные

Да идите вы со своими порядками!

Случайно наблюдал, как одна женщина рассказывает другой про малолетнего сына. Ну женщины, девушки… Первая слушает молча, с непроницаемым лицом. Мамаша же старается заслужить одобрение. Воодушевлённо так: «Он у нас не молчит, когда что-то не нравится. Другие дети терпят. А он встал и учительнице: «Больше не хочу. Я устал». Да, вот так мы его воспитали». И не сразу найдя нужное определение: «Свободным… независимым.»

Пока

Вечерняя прогулка с Веней теперь похожа на ожидание возможности позвонить маме. Словно уже набирал, но «абонент разговаривает с другим абонентом». Сейчас немножко ещё пошляемся и можно будет рассказать, как отпевали, хоронили, поминали… Нет, это мама должна знать. Ну тогда как там на работе. Что рассказанное одной медсестре, уже обошло всю больницу. Кто-то явно знает — ну вот не может не знать — но почему-то вида не подаёт. Кто-то соболезнует. Раздатчица Люба в своём разухабистом стиле: «Ну, дала Васильевна». Кто-то просто интересуется. Подошёл слесарь «Крахмал». «А что у неё было? Нам только вчера сказали». И при случае подойдёт та, в чью искренность я не верю. (Мама обязательно бы про неё спросила.) Подойдёт и станет участливо заглядывать в глаза. А мне придётся терпеливо отвечать. И когда-нибудь сдавать на её похороны. От собранного для мамы я отказался. Мама бы не одобрила. И врач настаивала, мол, не по-христиански. Только я помню, с каким «желанием» на лицах проходят такие сборы. Народ вытягивает из карманов вовсе не лишнее, а то, на что рассчитывали. Судя по пухлости свёртка, там как раз и были сотки из кошельков сестричек. Не знаю… не люблю такое… Ну кто им моя мама? Некоторые из новеньких, небось, о ней даже и не слышали. Да и вообще, обычно, если не горит, за советом или медпомощью я обращаюсь в своё первое отделение. Они как-то ближе.

Читать далее Пока

Мама

Восьмого она вышла нам навстречу. Не захотела, чтоб в палате. Повела меня в тупичок, где на стенах висели картины. И в каждой видела нашу Рязань. «Вот Ока. А это наш домик. Вот здесь мы на завалинке сидели. А зимой вот тут залезали на крышу и прыгали в сугроб. Правда же, похож на наш дом? Это лес. А вот сюда на рыбалку ездили». Голос дрожал от слабости, но вспоминала без слёз. И на папино «ну что, может, в понедельник выпишут?» ответила привычно: «Не будем загадывать». Вчера, как заведено, позвонил вечером. Ну да, человек уже измотан третьей с начала года больницей. Но как бы всё, как обычно. «Хотелось бы увидеться с Ларисой Павловной». Это меня в Одноклассниках нашла первая учительница. Через тридцать лет после того, как я потерялся. «Хотелось бы…» и тут же себя поправила: «Да увидимся конечно».

Читать далее Мама