Если уж озвучила перед самым ужином: «Веня с Йосиком опять штору оборвали, повесь. И у духовки с одной стороны ручка открутилась. А ещё в холодильнике лампочка перегорела.» То потерпи, дай хоть глянуть: что там и как. Не начинай вот это своё «не сейчас, потом посмотришь, я уже всё поставила». О! А лампочка-то и не перегорела, просто контакт окислился.   

Сворачивая в переулок, прощально мигнул фарами. Папа и сестра у ворот помахали в ответ. И так это было сиротливо. Для будней сошло б. Но 1-го мая… Племянник с приятелем на праздники уехали Москву. Племяннице из другого города нужно два часа рулить. Да и сложно с двумя малыми детьми. Тем более, что она вот только приезжала, пекла пасочки.

Читать далее

В коридоре первого этажа, перед палатой сидит пациент. Кому-то говорит по телефону: «Ну чего ты будешь приезжать? Если что, я тебя сам попрошу…» Вот так и мама меня берегла. А я и рад был. Ну и вправду, чего там делать? У неё всё есть. После работы уставший… А пока туда доедешь… Вот вечером буду с Веней гулять и позвоню, новости расскажу. А выпишут, в субботу приеду. И не пугало, что с начала года это уже третья госпитализация. Как-то даже привык. Ничего, подлечат. Это ж только на пользу. Ну, плохо… А то раньше такого не бывало. Ещё покормит меня манными котлетами с киселём. Ещё посидим на праздник, послушаем о том, как они со мной маленьким жили в Юдино. Ещё повезёт их сестра на Дон. А может и в Абхазию рванут, как раньше. Или в Мезмай. Или, вон, Крымский мост ещё не видели. Им же всё интересно. И в аэропорт Платов катались на экскурсию, и на новый стадион посмотреть.

Читать далее

Ожидание праздника…

Увы, ждать легче, чем отпускать. Осталось ещё почти два дня из четырёх, а я уже в утре понедельника, когда сын с семьёй поедут домой обратно в Тулу. Четыре дня. Половину которых я проведу на работе, а они — у друзей. Так что, скорее, четыре вечера. Когда у Вени гора куриных костей, а у нас ещё и чай с вкусными пироженками из «Золотого колоса», которого в Туле нет. Сидим, ржём, рассуждаем о том, как мириться с одной сумасбродной особой пятнадцати лет. Глотаем хамство дерзости из её сообщений. И что-то не особо хочется вспоминать, что ты взрослый, а она в сложном подростковом возрасте.

Читать далее Ожидание праздника…

Пока

Вечерняя прогулка с Веней теперь похожа на ожидание возможности позвонить маме. Словно уже набирал, но «абонент разговаривает с другим абонентом». Сейчас немножко ещё пошляемся и можно будет рассказать, как отпевали, хоронили, поминали… Нет, это мама должна знать. Ну тогда как там на работе. Что рассказанное одной медсестре, уже обошло всю больницу. Кто-то явно знает — ну вот не может не знать — но почему-то вида не подаёт. Кто-то соболезнует. Раздатчица Люба в своём разухабистом стиле: «Ну, дала Васильевна». Кто-то просто интересуется. Подошёл слесарь «Крахмал». «А что у неё было? Нам только вчера сказали». И при случае подойдёт та, в чью искренность я не верю. (Мама обязательно бы про неё спросила.) Подойдёт и станет участливо заглядывать в глаза. А мне придётся терпеливо отвечать. И когда-нибудь сдавать на её похороны. От собранного для мамы я отказался. Мама бы не одобрила. И врач настаивала, мол, не по-христиански. Только я помню, с каким «желанием» на лицах проходят такие сборы. Народ вытягивает из карманов вовсе не лишнее, а то, на что рассчитывали. Судя по пухлости свёртка, там как раз и были сотки из кошельков сестричек. Не знаю… не люблю такое… Ну кто им моя мама? Некоторые из новеньких, небось, о ней даже и не слышали. Да и вообще, обычно, если не горит, за советом или медпомощью я обращаюсь в своё первое отделение. Они как-то ближе.

Читать далее Пока

Мама

Восьмого она вышла нам навстречу. Не захотела, чтоб в палате. Повела меня в тупичок, где на стенах висели картины. И в каждой видела нашу Рязань. «Вот Ока. А это наш домик. Вот здесь мы на завалинке сидели. А зимой вот тут залезали на крышу и прыгали в сугроб. Правда же, похож на наш дом? Это лес. А вот сюда на рыбалку ездили». Голос дрожал от слабости, но вспоминала без слёз. И на папино «ну что, может, в понедельник выпишут?» ответила привычно: «Не будем загадывать». Вчера, как заведено, позвонил вечером. Ну да, человек уже измотан третьей с начала года больницей. Но как бы всё, как обычно. «Хотелось бы увидеться с Ларисой Павловной». Это меня в Одноклассниках нашла первая учительница. Через тридцать лет после того, как я потерялся. «Хотелось бы…» и тут же себя поправила: «Да увидимся конечно».

Читать далее Мама

Ну, звоните

Я ответственный по связям с Рязанью. Не парламентёр, до отчуждения не дошло. Но после эйфории от ежегодных летних поездок родители что-то, как-то… Ну и последние пять лет только по телефону. В основном через меня. Ну во-первых, только у меня тоже Теле2. А стало быть, в три раза дешевле. И главное, так уж повелось, я остаюсь мил рязанцам при любых раскладах. (Может мне надо было по дипломатической стезе?) И через меня, и, порой, с моей подачи. Такое вот нестабильное у мамы настроение.
— Ну что, будем Мишу поздравлять?
— …… Ну если наберёшь…
— Набираю. Держи.

Читать далее Ну, звоните

55-й уровень

Папа: «…Когда мне исполнилось 55, подумал: всё. Но после ещё два раза в горы сходил. С семейниками…» А чего боюсь лишиться я? Пожалуй, с ограничением по возрасту, ничего такого и нет. Да у меня и интересов-то… Разве что блогерство. Жена, не особо вникая в то, что я тут делаю, называет это игрой. Ежевечерняя фраза: «Ты идёшь играть? Забирай Веню, я выпущу Сару». Журналисты, наверняка, разбираться не станут. Напишут, типа: со слов вдовы, он прожил жизнь, много играя.

Читать далее 55-й уровень

По роще

Да, по ней ещё можно пройти. «ЮгСтройИнвест» на захваченном участке деревья изничтожил и успокоился. Ломают в уголке старый фундамент неудавшегося чего-то. Гуляй, спотыкайся о корни. Зато оживились очередные застройщики, охочие до рощи. Аккурат на следующий день, как прошли местные выборы, появился новый забор. Глубоко в рощу не полезли, на уровне детской школы искусств. Оттяпали длинный кусок впритык к крайним домам. Я, кстати, говорил, что неспроста уже третий год там в будочке сторож живёт. На заборе объява. Будет многоэтажный жилой комплекс. Вроде из двух домов и каких-то инфраструктурных построек. Теперь, чтобы попасть в нетронутый стройками кусочек рощи, приходится давать кругаля.

Читать далее По роще

Лирика

К нашему с Веней возвращению с прогулки жена уже встала. «А у тебя листочек на лысинке», — протянула мне маленький жёлтый от ясеня. И вдруг вспомнила вчерашнее: «Тридцать шесть лет! Пролетели…» Я не стал портить момент банальным «так и вся жизнь пролетит», чмокнул и уехал на работу.

Читать далее Лирика